У ФЕДОРА ЧИСТЯКОВА ДЛЯ ПОКЛОННИКОВ "НОЛЯ" НИЧЕГО НЕТ  

Говоря о лидере группы "Ноль" Федоре Чистякове, люди, не знакомые с ним, удивленно пожимают плечами, а те, кто знает его близко, крутят пальцем у виска. Дескать, совсем парень с ума сошел: сначала подружку свою попытался убить, а теперь вот подался в Свидетели Иеговы.

За последние два года Федор дважды выступил в Петербурге с концертами, которые ясности так и не добавили, и - ни одного интервью! Ну не хочет Федя общаться с журналистами, хотя прокомментировать свою нынешнюю позицию ему бы не помешало. Полгода мне пришлось уговаривать его согласиться на интервью, и вот мои старания наконец-то увенчались успехом.

Федор: Не знаю, что я могу сказать, все в моей музыке, хотя сейчас она в моей жизни и не занимает главное место, как это было лет десять назад. Рок-н-ролл не то, ради чего стоит жить. Для меня есть вещи гораздо более важные.
АК: Это твой Иегова?
ФЧ: Можно это назвать и так. Каждый человек хочет достичь состояния радости. Кто видит ее в материальных благах, кто в сексе, кто в наркотиках, кто-то еще в чем-нибудь. Но такая радость быстро проходит, оставляя после себя пустоту, и хочется либо еще что-нибудь купить, либо принять очередную дозу героина - у кого как. Я же сейчас ощущаю радость постоянно, и она растет во мне с каждым днем. Это радость знания - я изучаю Библию и становлюсь лучше, чище. После записи "Полундры" мы сыграли один концерт в Москве. Я тогда с баяном бегал по сцене, плевался, орал, ругался в микрофон, а потом мне говорили: "О, это был настоящий рок! Это великое искусство!" Уже тогда я понял, что это не так, что я зашел в какой-то тупик, из которого нет выхода. Хотя поначалу мне вся эта разгульная жизнь нравилась - сигареты, водка, наркотики, девочки... Но это же безумие!
АК: Поэтому сейчас ты ведешь себя на сцене по-другому и исполняешь, по большей части, песни советских композиторов?
ФЧ: У меня есть чувство ответственности за то, что я делаю. Может, мне иногда и хочется сделать что-то по-старому, но я понимаю - нельзя. И меня это ни сколько не ломает. А то, что касается репертуара, то все песни, которые я исполняю - "Старый клен", "Темная ночь", "За седьмым перевалом" и другие - они мне близки и дороги, так что тут я ничуть не кривлю душой.
АК: А как же те ребята, которые верили тебе и которые ждут от тебя продолжения "Ноля"?
ФЧ: Я сейчас распустил группу, приобретя тем самым еще большую степень свободы. Они требуют от меня того, чего у меня больше нет, я ничего не могу им дать.
АК: Но в твоей нынешней музыке очень много от старого "Ноля"...
ФЧ: От себя ведь не уйдешь, да и зачем отказываться от всего хорошего, что было? Ведь оно было! Я исполняю музыку, и сейчас на мои концерты все чаще люди приходят слушать, а не кричать и тусоваться. Я, кстати, был против изданий и переизданий старых записей "Ноля", но они принадлежат не только мне, но и остальным музыкантам, так что они периодически выходят. Пусть те, кому "Ноль" дорог, их слушают. Но есть люди, которые покупают и мои нынешние записи. Значит, я работаю не зря.

Рано или поздно каждый человек выбирает свою собственную дорогу в жизни, и если на ней он ощущает себя счастливым, то не стоит его в том упрекать. А что в жизни главное - думайте...


Артур Кегельбан
1998


Материалы для книги

На главную страницу

Хостинг от uCoz